Большое интервью с Михаилом Игнатовым

Молодой талант красно-белых рассказал о своём возрождении из ФНЛ и раскрыл секрет пенальти Селихова.

«Спартак» снова начинает новую жизнь. К концовке сезона команду будет готовить Паоло Ваноли. Период Руя Витории в клубе вышел спорным, но что у него точно получилось хорошо ― раскрыть некоторых молодых игроков.

Один из них ― Михаил Игнатов. Полузащитник ворвался в основу спустя два года игры в ФНЛ, куда он был «спущен» после яркого старта при Массимо Каррере. Мы поговорили с Михаилом об итогах года для «Спартака», успехе в Лиге Европы, Витории и провальной игре в чемпионате.

― Как провёл Новый год?
― Остался доволен отпуском. Встретился с родными, друзьями. Катался с ледяных горок, запускал фейерверки, а до самого праздника был в Дубае. Сходил к Нусрету, знаменитому турецкому повару, который готовит мясо. Вокруг него довольно много хайпа, но, на самом деле, вкусно. Правда, само обслуживание не на высшем уровне. Даже если забронировал столик, всё равно ждёшь ещё минут 30.

Кстати, видел у него в ресторане Рибери. Сначала не поверил, но потом присмотрелся и понял — он. Трудно не узнать из-за шрама. Думал сфоткаться, но слишком много народу было вокруг.

― Почему большинство игроков РПЛ отдыхает в Дубае и на Мальдивах?
— Обычно мы ездим компанией, с друзьями – хочется сначала посетить все классические направления. Тем более из-за пандемии многие места сейчас закрыты для туристов. Но уже возникают мысли об экзотике – например, сафари в Африке или что-то подобное. Без стрельбы, конечно же, только с фотоаппаратом.

― Слышал, что увлекаешься искусством. Откуда пошло?
― Однажды сходил – и завлекло. Несколько раз был в Artplay, сходил туда на «Лоскутного человека» бурятского художника Зурико Дотжиева. Если в Москве проходит интересное событие и есть время, всегда стараюсь узнать что-то новое. На январских праздниках успел заглянуть на выставку по мотивам произведений Ван Гога, письма к Тео. В целом из искусства нравится живопись — люблю «залипнуть» на картину, это успокаивает.

― Ещё есть интересы?
― Люблю кино, из последнего – ходил на «Человека-паука». Фанат этой вселенной. Нравятся все три версии Паука, каждый крут по-своему. Холланд – такой стесняшка, Гарфилд – весёлый, а Магуайр – более рассудительный, что ли. Очень здорово, что их соединили в одном фильме.

― В декабре ты помог собрать деньги для лечения четырёхлетнего мальчика-инвалида. Как зародилась эта история?
― Сам парень из Польши. Его папа собирает футболки игроков и продаёт их на аукционе. Он написал в директ, рассказал о своей проблеме, попросил майку после матча в Варшаве. Я сначала всё проверил, потому что фейковых историй реально много и сам разок попадался. После игры отдал футболку, пожелал здоровья. Мальчик уже спал в коляске, но утром я увидел его довольную фотографию и сам был счастлив. Рад, что в итоге моя футболка была продана за хорошие деньги, и говорю огромное спасибо нашим болельщикам, кто принял участие в аукционе.

― Фанаты «Спартака» из Supporters Group писали в «Инстаграме», что ты постоянно поддерживаешь их благотворительные инициативы. Как к этому пришёл?
― Это с детства: я человек скромный, и родители внесли в это огромный вклад. Помогать людям ― это естественно и правильно. Если у кого-то проблемы, а у тебя есть возможность это исправить, надо делать. Фанаты тоже обращаются, всегда готов им помочь, ведь каждый может попасть в беду.

Победы в матчах с «Наполи», выходки Спаллетти

― Главное достижение «Спартака» в прошлом году ― первое место в группе Лиги Европы. Благодаря чему этого добились?
― В первых матчах можно сослаться на недооценку «Спартака» со стороны соперников. Но во втором круге это уже невозможно. «Наполи» в Москве мы обыграли почти вчистую. Победа в Неаполе дала уверенность: мы можем сделать это. Да и вообще вера в собственные силы, в команду есть всегда. Так что первое место абсолютно заслуженно, все в «Спартаке» много работали для достижения такого результата.

― Ребров вспоминал, что вас очень горячо встречали в Неаполе. Кидали камни в автобус, показывали средние пальцы.
― Было жарко. Там сумасшедшая поддержка, классные болельщики. Мне очень понравилась атмосфера на стадионе. А наши фанаты – просто молодцы, эта победа была 100% для них и благодаря им.

― Страшно не было, когда камни летели? В РПЛ такого не представить.
― В РПЛ морозом душат, ха-ха. Нет, страшно не было, нас итальянская полиция хорошо охраняла. Наоборот, такая обстановка придаёт спортивной злости. Всегда хочется победить, чтобы весь мир молчал, а красно-белые кричали от счастья.

― Что творилось в голове, когда выходил на замену?
― Смешанные эмоции. Волновался, конечно, но был готов выйти и разорвать. На стадионе имени Марадоны скамейки расположены ниже уровня поля – как в театре. Плюс сумасшедшая атмосфера. Очень хотел выйти на поле и ждал этого! Витория перед заменой рассказал, как нужно действовать, просил больше подключаться вперёд. В итоге подключился и забил. Эмоции после гола были, конечно. Будто переродился.

― Давай разберём тот гол детально. Как это было?
― Квинси получил мяч, Айртон забегал. Я был уверен, что Промес отдаст пас ему, потому что Айртон бежит быстро. Понял, что нужно быть у штрафной. Айртон решил отдать под себя, где был Зеля. Я очень-очень громко кричал Бакаеву: «Оставь, оставь!»

Дальше все было как в слоу-мо. Для всех, наверное, момент длился пару секунд, а для меня – целую вечность. Успел посмотреть на ворота, увидел, что вратарь начинает перемещаться, и решил бить низом. Когда мяч залетел, я ничего не понял – всё будто в тумане. Отрыв башки! Просто побежал к ребятам, начали обниматься. Но когда подошёл к центральному кругу, почувствовал опустошение. Как будто всю игру провёл, но впереди концовка матча, надо играть дальше. Дотерпели.

― Выходки Спаллетти как тебе? Все эти фразы про «увидимся в Москве».
― Видимо, Спаллетти – очень эмоциональный человек, и это тоже нужно уважать. Так или иначе, всё показывает счёт на табло. У нас было два матча, где мы всё доказали. Посмотрим, что будет, если встретимся ещё раз в будущем.

― Его слова придали дополнительную мотивацию перед игрой в Москве?
― Конечно. Мы вышли с невероятным зарядом, всё делали правильно. Могли ещё несколько голов забить в первом тайме. Могли и пропустить, конечно, но Селя тащил. Думаю, соперники не ожидали, что мы будем так доминировать. Я потом пересматривал моментами игру – очень динамично выглядели. Хотя во втором тайме стало потяжелее, начали больше играть на результат.

Матчи с «Лестером», почему Селихов крут на пенальти

― Когда ты узнал, что выйдешь против «Лестера» в основе?
― Прямо в день матча. Поначалу очень волновался: недавние чемпионы Англии, стадион АПЛ, топ-соперник. В голове уже весь матч расписал: что и как будет происходить. Но с первым касанием мяча волнение ушло. Там невозможно играть плохо – настолько крутая атмосфера. И газон идеальный.

― Кто больше всего впечатлил из «Лестера»?
― Мэддисон. Везде перемещался, всегда успевал. Понравилось, как он работает с мячом, как стартует. Передачи, понимание игры — топ.

― После матча в Лестере Мозес назвал твой ассист волшебным.
― Мы вообще с ним в очень хороших отношениях, часто общаемся на тренировках и за пределами поля. Всё время говорит мне: «Футбол ― простая игра. Играй на сильных качествах, в пас. Видишь партнёра в лучшей позиции ― отдай мяч». Во время того гола Витя отдал мяч Соболеву, Саша мне. Я решил, что надо двигать мяч как можно ближе к штрафной. Когда бросил взгляд туда, увидел, что Мозес вообще один. Да, вокруг были защитники «Лестера», но Витя здорово открылся. Вспомнил, чему меня учили на тренировках, и исполнил передачу, которая прошла.

― На каком языке общаетесь?
― На английском, конечно. Русский Витя пока не выучил, помогаю ему с объяснением некоторых слов. Когда говорим по-английски, прошу, чтобы он изъяснялся медленнее и проще – он всё-таки в Лондоне много времени провёл, а там очень специфический диалект языка, ха-ха.

― Ребров рассказывал, что в концовке игры в Англии тебе со скамейки кричали падать, чтобы потянуть время. А ты услышал поздно и упал картинно.
― Когда вокруг все фанаты орут, тяжело услышать установки со скамейки. В конце матча мы много оборонялись, накопилась усталость. Минуте на 85-й, когда был у самой боковой, услышал подсказ. Картинно? Нам нужна была победа, я сам устал, да и дал ребятам возможность передохнуть. Это нормально, в интересах команды так делают все.

― Контратака в конце игры, когда убегали Жиго и Бакаев, была очень обидной и вызвала много споров. Они разобрались, кто был виноват?
― Всем было тяжело. В такой запаре сложно сразу найти правильное решение. Жиго из последних сил побежал. Хорошо, что в обратную сторону атаку не получили. Я думал, что Зеля сам пробьёт, а не отдаст, потому что Жиго уводил защитника. Но Бака решил по-другому. Возможно, он принял правильное решение, но не получилось. В футболе так бывает, ничего страшного.

― Матч в Варшаве — самый волнительный в европейской кампании?
― Лично для меня — нет, матч в Англии был намного сложнее и нервов потребовал намного больше. Был уверен ещё до игры, что добьёмся результата. Просто внутреннее ощущение, что всё будет хорошо. Да и мне кажется, что вся команда это тоже чувствовала. В моменте нас чуть придавили, но мы спокойно это выдержали. Забили классный гол с помощью командного прессинга, могли и ещё. Все играли друг за друга, отсюда и результат.

― Что творилось на скамейке, когда VAR смотрели в конце матча?
― Не понимали, действительно ли был пенальти или нет. Игрок «Легии» упал настолько картинно. Мне до сих пор кажется, что не было пенальти.

― Была уверенность, что Селихов вытащит?
― Точно да. Саша – очень крутой вратарь. Когда он отбил, всем крышу сорвало. После свистка все рванули на поле. Селя на пенальти вообще очень сильный, ему тяжело забить. Знаю, о чём говорю: мы часто остаёмся после тренировок и отрабатываем удары.

― Почему ему тяжело забить?
― Саша стоит на линии, смотрит тебе прямо в глаза. И тебе становится очень тяжело бить. Знаешь, куда ударишь, а он прыгает прямо туда, будто мысли читает. Селя может спокойно пять из пяти взять за серию.

― Ты наблюдал за камбэком Селихова со стороны. За счёт чего ему удалось?
― Очень рад за Селю, мне он нравится как вратарь. Мало кто знает, как Саша работал, как шёл к возвращению. Получил шанс и по полной им воспользовался, я его очень за это уважаю. Саша терпел два года, получал травму за травмой, ходил подавленным, но не сдавался – в итоге ему воздалось.

― У вас похожие истории. У тебя было яркое начало, а потом два сезона в ФНЛ. Как не сломаться?
― Не сказал бы, что истории похожи. Да, поначалу мне было непросто. Первый сезон в ФНЛ я провёл ниже среднего – это объективный факт. Во-первых, из-за возраста не хватало стабильности, во-вторых, конечно, было обидно, что меня спустили во вторую команду. Сначала думал, что в «двойке» ненадолго. Потом понял: надо просто работать. И близкие говорили, и люди со стороны, что я по игре выгляжу хуже себя предыдущего. Стал ещё больше вкалывать, нанял личных тренеров. Понимал, что свой шанс получу. На самом деле, всё, что ни делается ― к лучшему. Рад, что прошёл такой тяжёлый путь, чтобы снова начать играть за основу. Эта ситуация многому меня научила.

― Тедеско объяснял, почему не видит тебя в основной команде?
― Когда доказывал в ФНЛ во время второго сезона, выводил «двойку» с капитанской повязкой и забивал, думал, что буду близок к основе. Надеялся выходить хотя бы на 10-15 минут в РПЛ. Но у каждого тренера разное видение состава и плана на игру. Возможно, я просто не подходил под тактику Доменико, так бывает.

Провал в РПЛ, каким запомнит Виторию

― Как ты объясняешь отличную игру в Европе и провал в РПЛ?
― Да как началось с первого тура в Казани, так и пошло дальше. Против «Рубина» имели большое преимущество, но мы не забили, а они – смогли. На предсезонке всё залетало, была уверенность. А уже в официальных матчах реализация подводила, что-то надломилось. Мы проводили неплохие матчи, но не всё получалось. Зато в Лиге Европы вернулось голами, победами. Вера у нас есть, «Спартак» не сдаётся.

― В РПЛ есть, за что бороться?
― «Зенит» не так уж и далеко. Нельзя мыслить, что не можем достать и зацепиться. Сейчас просто нужно идти от матча к матчу. Всё получится, всё возможно, все команды будут ещё ошибаться и не раз.

― А по игре «Зенит» тоже не так далеко?
― Конечно, в Питере классные футболисты, качественные легионеры. Но такой большой разницы нет. «Зенит» берёт стабильностью, а у нас всё волнами — и если это исправим, будет намного лучше. В первой части сезона у нас было много травм – это тоже мешало. Надеюсь, чёрная полоса закончилась.

― Каким тебе запомнился Витория?
― Спокойный, рассудительный. Видно, что многое знает. Как тренер — постоянно общался, всё объяснял. Его футбол отличает рациональность. Мы старались контролировать мяч, но, если не получается, могли изменить тактику по ходу матча. Главное ― на своей половине не терять. Советовал мне много работать над собой, потому что с возрастом становится сложнее раскрывать лучшие качества. Сил на восстановление уходит больше с каждым годом. Держу его советы в голове.

― При Руе в команде раскрылись многие молодые футболисты: кроме тебя это Литвинов, ещё несколько молодых игроков получали время. Благодаря чему?
― Доверие – это очень важно. Сразу чувствуешь в себе уверенность, показываешь свои лучшие качества.

― Обидно, что проводили Виторию поражением?
― Обидно, что не набрали три очка, не приблизились к лидерам. Не хватило эмоций. Много сил и переживаний оставили в Варшаве, в Сочи уже было очень сложно.

― О чём подумал, когда увидел новость об уходе тренера?
― Всё решает руководство, для футболиста главное – играть и тренироваться. Остальное от нас не зависит. Впереди у нас сборы, работа с Паоло Ваноли. Максимально концентрируюсь на подготовке ко второй части сезона. Все мысли только об этом.

О стиле игры

― Тебя часто сравнивают с Титовым по стилю игры. Приятно? Он был кумиром?
― Очень. Это значимый игрок для «Спартака». Но я ― это я. Позиционирую себя как Михаила Игнатова. Игру Титова только в нарезках видел, всё-таки в моём детстве кумиром всегда был Криштиану. Во многом из-за того, как он пашет на тренировках и работает над собой. Это даёт понять: всё решает не только талант.

― Одна из главных проблем детского футбола, что тренеры делают упор на результат, запрещают обводки. Ты с этим сталкивался?
― В детстве смотрел видео с финтами Криштиану, потом Неймара. Второй – вообще фантастика. Лучше него сейчас с мячом никто не работает. Сам пробовал нестандартные скиллы развивать. Тренировался, как и все, во дворе.

Уже в футбольных школах мне всегда попадались классные тренеры, поэтому у меня таких проблем не было – обводить не запрещали. Но вообще согласен, что есть такая проблема — иногда не дают ребятам покайфовать. Видел, как тренеры в командах пониже классом дико орали на детей за любую ошибку. Уверен, в те моменты многие талантливые ребята и ломались психологически. Да и вообще сегодня в академию, скорее, возьмут физически сильного парня, чем щуплого, но техничного. Но футбол, прежде всего, мышление и мозги.

— Со стороны может показаться, что ты некоторые движения делаешь чуть медлительно. При этом бывают и очень зрелищные моменты – как удар пяткой в Варшаве. Как сам свой стиль можешь описать?
— За последние пару лет я ещё подрос на 4 см, ноги тоже стали длиннее. Как Айртон перебирать ногами и резко стартовать с места не смогу, хотя дистанционная скорость у меня есть. Думаю, та «медлительность», о которой ты говоришь – тоже из-за роста. Но это и моё преимущество: могу уйти или обогнать соперника благодаря широкому шагу или закрыть корпусом мяч.

Посмотри на Мозеса: из-за плавных движений кажется, что он немного медленный, хотя на самом деле – это один из самых быстрых игроков «Спартака». И как соперники покупаются на его ложные движения, замахи.

— Ты за эти полсезона где только ни поиграл: и в опорной зоне, и под нападающим, и слева в атаке, и чистого форварда. Где тебе комфортнее всего?
— Вообще без разницы, где играть. Выйду на ту позицию, на которой меня видит тренер. Есть понимание, как действовать и в центре поля, на фланге или в нападении: тренерский штаб объясняет своё видение игры на теории, дальше добавляешь немного креатива от себя. Конечно, больше нравится атакующая линия – можно придумать что-то интересное, отдать передачу или забить самому. Но и черновой работы не боюсь.

Как не поехал на «Энфилд» из-за сочинения по литературе, о лимите и сборной

― Ты не поехал на матч с «Ливерпулем» в 2017 году из-за итогового сочинения по литературе. Пытался перенести?
― Не представляешь, как было обидно. Я очень хотел поехать. В то время Коутиньо был моим любимым игроком. Что он тогда творил! Один разрывал соперников, решал моменты — очень хотелось посмотреть вживую. Мечтал поехать в Ливерпуль, но перенести сочинение было невозможно. Плюс понимал, что учиться – это тоже важно. Ничего страшного.

― Какая тема сочинения была?
― «Можно ли построить счастье на несчастье других».

― Какие аргументы приводил?
― Как я на «Энфилд» не поехал, ха-ха. Помню, что приводил один аргумент из «Отцов и детей». В этой книге вообще аргументы к любой теме для сочинений можно найти.

― Так можно построить счастье на несчастье других?
― Наверное, можно. Но я бы так точно не делал.

― Кстати, о счастье. Слышал что-то об интересе к тебе европейских команд?
― К слухам отношусь спокойно. Знаю, что скауты всегда рядом, наблюдают. Надо себя максимально показать. Футбол стал очень динамичным, и не только на поле – трансферы происходят молниеносно. Моя цель – добиться всего здесь, в России. Выиграть РПЛ, сыграть в Лиге чемпионов за «Спартак», а потом можно подумать о Европе. Мне нравится Испания, но и в Англию бы очень хотелось. Там тоже много креативных игроков по типу того же Мэддисона.

― Почему у нас мало уезжают? Все винят лимит.
― Главное, чтобы в каждой команде были качественные легионеры, с которых можно брать пример. Если приезжает пожилой иностранец, чтобы просто получать деньги и доигрывать — ничему не научишься. Я уже рассказывал о своём общении с Мозесом – это многое даёт мне в футбольном плане. Витя классно помогает молодым, сам вносит вклад в победы. И, конечно, я за то, чтобы наши ребята уезжали за границу. Бояться точно не нужно. К тому же круто, когда сборная состоит из игроков разных чемпионатов.

― Ты ради Европы на понижение готов?
― У меня и сейчас не сумасшедший контракт. Поэтому, если вдруг поступит предложение, думаю, не будет проблем. Да и вообще на деньгах я не концентрируюсь.

― У молодёжной сборной крутая команда, которая по делу обыграла Испанию. Самая сильная за последнее время?
― Да каждый созыв очень талантливый, просто где-то не получалось. Мы будем работать дальше. У нас очень хорошие шансы занять первое место в отборочной группе. Будем бороться с Испанией.

― До чемпионата мира в Катаре 11 месяцев. Есть цель туда поехать?
― Конечно. Я пару дней тренировался с основой, когда был в молодёжке, понял требования тренерского штаба. Валерий Георгиевич создал отличную атмосферу. Тренер по физподготовке Луис (Мартинес.– Прим. «Чемпионата») очень заводной, разминочка у него классная. Считаю, что если в «Спартаке» всё будет хорошо, то и мечта быть в основной сборной обязательно исполнится. Я набрался опыта, чувствую себя готовым к новым вызовам. Сейчас, считаю, провёл неплохой отрезок. Есть цель изумить всех в 2022-м.

Источник: Чемпионат
Автор: Андрей Панков

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии