Кто такой Гильермо Абаскаль?

Кто такой Гильермо Абаскаль?

«Спартак» максимально стремительно назначил нового тренера – инсайдеры даже не успели назвать потенциальные фамилии.

Клуб объявил неожиданное имя: тренировать «Спартак» будет 33-летний Гильермо Абаскаль. Раньше испанец работал в Швейцарии, Серии Б и Греции, а во второй части прошлого сезона получил главное назначение в карьере – стал исполняющим обязанности главного тренера «Базеля». Принял команду на третьем месте, финишировал на втором, но результатами не блистал – 5 побед, 7 ничьих и 4 поражения.

Летом Абаскаль должен был возглавить «Базель» U21, но получил предложение от «Спартака» и расторг контракт с швейцарцами.

Рассказываем о тренере, про которого вы, вероятно, даже не слышали.

Абаскаль – воспитанник «Барселоны». Закончил в 18 – не принял другую клубную философию

Гильермо попал в «Барселону» в 13 лет – его обнаружил скаут «Ла Масии» по Андалусии на турнире от Danone. У Абаскаля тогда не было постоянной команды даже в родной Севилье, но людей из «Барселоны» это не смутило.

«Я сыграл два матча и забил семь голов. После этого скаут уверенно сказал: «Я забираю этого мальчика в Барселону, – вспоминал Гильермо. – В «Ла Масии» я играл в атаке, но был хуже многих. Хотя с Дос Сантосом, Яго Фальке и Жорди Альбой это было не так заметно. Я просто отдавал им мяч, а они все делали сами».

Абаскаль рассказывал, что время в «Ла Масии» сильно повлияло на его взгляды. Он наслаждался культурой владения мяча, передачами, движениями команды. Ему нравилось, что дети тренируются на соседних полях со взрослыми, что можно спокойно подойти к Ронаддиньо и Это’O, что легко пообедать с Хави, Пуйолем и Иньестой.

Но в 16 стало понятно, что Абаскаль не потянет взрослую «Барселону». Возможно, тогда он пережил самый сложный момент в жизни.

«Представьте, что вы мальчик, который в 13 лет ушел из дома и поехал в «Барселону». Кто вы для семьи и близких? Вы человек, который приезжает домой игроком «Барселоны, а этим человеком все очень гордятся. Думаю, это давление повлияло на меня. Я говорил, что не хочу продолжать карьеру не в «Барселоне», но было непонимание. «Иди в другую команду», – говорили мне все».

Абаскаль дал себе шанс и перешел в академию «Севильи», но только подтвердил опасения. В новой команде все работало не так, как ему хотелось. Через год Гильермо закончил.

«После перехода в «Севилью» я попал совсем в другую культуру – и на поле, и за его пределами. Словарь футбола был совсем не тот. Игроки в новой команде обладали природным талантом, но это было больше про борьбу, отвагу, храбрость.

А я пришел из другого мира, из мира «Барселоны» – и разочаровался. Мне не хотелось играть. Я шел на тренировки и понимал, что буду страдать. Я даже спрашивал тренеров, почему мы делаем ставку на атлетизм, а не на футбол, но не получал ответов. Отец злился на меня: я пытался нащупать тот барселонский футбол и часто спускался из нападения в центр поля, но из этого не получалось ничего хорошего.

Все были в шоке от того, что я хочу закончить с футболом. Особенно знакомые и друзья. Они тренировались в командах, где даже мячей толком не было, каждый из них отдал бы все, чтобы оказаться в «Севилье». А я вдруг добровольно от этого отказываюсь.

Конечно, они не понимали, как такое возможно, но тут простое объяснение: ты должен быть счастлив. А вне «Барселоны» я не был счастлив. Спасибо родителям. Они пусть и не всегда со мной соглашались, но всегда стремились меня понять. И когда в 13 лет отпустили в Барселону, и когда в 18 дали возможность выбрать то, что хочу».

Абаскаль тренировал уже в 20 – ему хотелось не играть, а учить других тике-таке и владению мячом

При этом Гильермо и не думал уходить из футбола. Он просто понял, что хочет рулить процессом.

«Когда мне было 17 или 18 лет, я постоянно натыкался на барьер, – объяснял Абаскаль. – Меня больше заботило, что делают мои партнеры, а не то, что я должен делать сам. Тогда я понял, что хочу не сам играть, а хочу учить других, как играть, как атаковать и как занимать пространство».

Так Абаскаль пошел учиться в университет (специалист по реабилитации после футбольных травм), а потом поступил на тренерские курсы.

«Я не играл два года, даже не касался мяча. Чтобы вы понимали: я не играл даже в корпоративный мини-футбол с друзьями и коллегами! Потом я оказался в Португалии, там мы создали студенческую команду из испанцев и записались на университетские турниры. Я увидел, что хорошо доношу идеи, меня понимают. Мы выиграли один из турниров – и когда я вернулся, сразу пошел на стажировку в «Севилью».

В структуре клуба Абаскаль провел больше пяти лет – работал с детьми, в молодежке был тренером по физподготовке, помощником тренера, видеоаналитиком, а потом попал в штаб Унаи Эмери».

«Я посвятил себя и душой, и телом всем подразделениям академии, – говорил Гильермо. – Для тренера важен опыт в академии, где я научился терпеть и справляться с молодыми игроками. А еще я понял, как существовать в такой профессиональной и требовательной среде, как Севилья»

Абаскаль доносит до своих команд ценности, которые ему привили еще в «Барселоне»:

«Главное – коллегиальность. Да, футбол – это игра, но в нее играют одиннадцать человек. Одного игрока недостаточно, чтобы забрать мяч. Нужны все игроки, это чувство товарищества очень важно. Вы коллективно и отбираете мяч, и владеете им. А еще учитесь уважать клуб и чтить его – потому что он важнее всего».

Абаскаль получил первую работу во взрослом футболе в 28, знает пять языков и внимательно следит за прессой

Во взрослом футболе Гильермо оказался из-за того, что зарплаты в академии «Севильи» ему не хватало. Так вместе с тренерами из академии «Бетиса» они создали свою академию – прокачивали игроков до нужного уровня.

Среди посредников, привозивших футболистов из Италии, был человек, связанный с клубом второй швейцарской лиги «Кьяссо». Так Абаскаль и получил важнейшую строчку в резюме, которая потом помогла получить работу в «Лугано», в «Асколи» и греческом «Волосе».

Абаскаль знает 5 языков (испанский, португальский, французский, английский, итальянский), а еще обожает все держать под контролем.

«Мне очень нравится поле, быть в спортивном городке, в офисе, все детально готовить. В Швейцарии я обычно вставал в 6 утра, чтобы читать прессу, потому что важно быть в курсе всего, – рассказывал Гильерме. – Я однажды заплатил, чтобы мне перевели какие-то материалы с немецкого языка, потому что мы проводили много игр в этой области Швейцарии. Однажды получил очень неожиданное знание: тренер-соперник называл своих игроков масонами!».

Никого, кстати, не напоминает? Доменико Тедеско пришел в «Спартак» в 34, тоже рано вставал и буквально жил в офисе, а еще знал 5 языков!

Русский стал шестым. Станет ли он таким у Абаскаля?

Источник: Sports.ru

Автор: Глеб Чернявский

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии